Россию – out, НАТО и ЕС – in, Турцию – down

Россию – out, НАТО и ЕС – in, Турцию – down

Новый пакет санкций, подписанный Трампом 2-го августа, вырисовывает новый этап в международных отношениях, предопределяя изменения также и в архитектуре безопасности Южного Кавказа и Черноморского бассейна в предстоящие годы. Они существенно и принципиально меняют соотношение сил, влияющих на Армению, и от официального Еревана требуют нового политического курса, адекватного этим изменениям.

Санкции касаются трех стран – России, Ирана и Северной Кореи. Если в вопросе С.Кореи даже Китай не возражает, о чем свидетельствует единогласное голосование в Совбезе ООН, которым ужесточаются санкции против этого сталинистского заповедника, то по санкциям против Ирана и России «это тесто еще потребует немало воды».

Августовский рабочий визит Сержа Саргсяна в Тегеран и участие в церемонии инаугурации Хасана Роухани, которому предшествовало его примечательные интервью иранским СМИ, свидетельствует, что официальный Ереван объективно больше не в состоянии считать выгодным и удовлетворительным нынешний региональный статус-кво, или считать, что ничего не происходит.

Верховный комиссар ЕС по внешней политике Федерика Могерини также приняла участие в церемонии инаугурации Роухани, и к политике санкций США против Ирана в Европе относятся иначе. Руководство Ирана привлекло внимание Могерини к тому факту, что ядерное соглашение может оказаться под угрозой, и ЕС в этом вопросе, как участник соглашения, «должен быть более внимательным».

Администрация Трампа пытается подвергнуть пересмотру все то, что сделала команда Обамы, будь то во внутренней или во внешней политике, и историческое соглашение, достигнутое с Ираном, именно в этом контексте превратилось в одно из мишеней пересмотра. Во всяком случае, упорство Вашингтона в иранском вопросе не выдерживает другого рационального объяснения. И продолжающиеся шаги европейцев навстречу Ирану показывают, что Брюссель не намерен отказываться ни от достигнутого с Ираном соглашения, ни от перспектив последующих тесных и широкомасштабных связей, вытекающих из этого. И по всей видимости, в Тегеране также считают, что процесс формирования общего интереса требует времени, и выберут единственно верную стратегию – это «стратегическое терпение» (формулировка З.Бжезинского).

С другой стороны, несмотря на рикторику Вашингтона в адрес Ирана, США на Южном Кавказе и в бассейне Черного моря предпринимают шаги, которые пока не полноценно, но идут дополнить тот пробел, который постоянно препятствовал шагам Запада и Ирана, направленных на вывод региона из изоляции, на изменение статуса заднего двора России и Турции, и вообще – на пересмотр вектора и логики развития региона. Это пробел безопасности. Беспрецедентные учения НАТО, проходящие в Грузии, в которых из стран, не являющхся членами НАТО, участвуют только Армения, Грузия и Украина, но не Азербайджан, визит вице-президента США Майка Пенса в Тбилиси и прозвучавшие в ходе этого визита заявления свидетельствуют, что Соединенные Штаты больше не будут терпеть разрушительную политику русских в регионе.

Параллельно с этим, следя за передвижением сил и средств НАТО в направлении Грузии, нетрудно заметить, что Турция, несмотря на ее участие в этих учениях, оставлена вне логистических схем этих передвижений: Европейское командование США из болгарских портов необходимые силы и средства перебрасывает на плавсредствах в порты Грузии, откуда они затем либо по железной дороге, либо маршем по автодорогам достигают Восточной Грузии – Вазиани.

Из пресс-релиза пресс-службы Президента Армении о тегеранской встрече Серж Саргсян-Хасан Роухани следует, что главные темы беседы – коридор Персидский залив-Черное море через Армению и Грузию и мирное урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта. Причем подчеркивается, что иранская сторона выступает с позиций исключительно мирного урегулирования конфликта.

Все это формирует водораздел, на одной стороне которого – сторонники изменения нынешнего статус-кво в регионе, на другой – противники этого, несмотря на «внутренние» противоречия на каждой стороне.

Причем, очевидно, что противники – в явном меньшинстве, и они могут замедлить или воспрепятствовать ходу, но вряд ли предложить или продвигать что-то альтернативное. Нетрудно догадаться, кто эти противники – это Россия и ее естественные и «духовно близкие» союзники – Турция и Азербайджан, которым московские стратеги отвели роль «ледоколов» соответственно Европы и Кавказа, и вооружая их оружием и технологически, пытаются вклинить в тело Европы и Кавказа.

А остальным региональным и внерегиональным субъектам остается лишь скоординировать и совместить усилия, чтобы положить конец этому ненормальному положению. Все они – объективно сторонники изменений – Армения, Грузия, Иран, Украина, Запад, страны Персидского залива, причерноморские страны…

… Первый генеральный секретарь НАТО (1952-57гг), британский генерал Гастингс Лайонел Исмей, разъясняя миссию тогда еще новосозданного альянса в Европе, превратившейся после двух мировых войн в развалины, дал формулу: «to keep the Russians out, the Americans in, and the Germans down», то есть держать русских вне Европы, американцев – внутри Европы, а Германию – сдерживать.

Двадцатипятилетняя постсоветская нестабильность, кровопролитие, замороженные конфликты, фрагментация, бенефициаром которой является только Россия, — для преодоления этого всего в регионе вырисовывается не имеющая альтернативы, единственно рациональная сттратегия: Россию – out, НАТО – in, Турцию – down. И в прицеле этой стратегии не только Кавказ, но и бассейн Черного моря.

И бессмысленно обращать внимание на бессмысленную риторику официального Еревана, которой России якобы «дают понять нечто»: то «наш стратегический союзник», то «ЕАЭС», то «Армения-Иран…-Россия» и прочие противоречащие логике и разуму и противестественные вещи. Что еще остается делать России, чтобы доказать, что она не для того, чтобы отношения Армения-Иран обрели стратегический уровень, а для того, чтобы не обрели ни в коем случае. А «рассевшийся» на наших трубах Газпром – не для того, чтобы Армения стала транзитом для идущего из Ирана газа, а чтобы не стала.

Когда экс-депутат Национального Собрания Армении Хачатур Кокобелян, а затем депутат парламента нынепнего созыва Эдмон Марукян озвучили предложение о начале процесса выхода Армении из так называемого ЕАЭС, оппоненты начали говорить об «ответственности», о необходимости «не спешить», «избегать поспешных шагов». Оставляя в стороне бред о «расширении и углублении наших отношений» или разного рода «нет-нет», тем не менее, требуется основательно сформировать представление, что пришло время принятия ответственных решений. И не в том дело, что Кокобелян и Марукян «безответственны», а просто возникает вопрос: намерены ли мы все это претворить в жизнь или нет? Если нет, то тогда не нужно обманывать ни нас самих, ни иранцев, и нужно просто прекратить эти разговоры. А если да, то нужно нейтрализовать препятствия, по причине которых все это не становится действительностью. И нет смысла даже обсуждать, что «а может попытаемся совместить интересы» с русскими, заключим договор ЕАЭС-Иран… Иран через Каспийское море имеет прямую дорогу в Астрахань, и в «посредничестве» Армении или «мосте» не нуждается по простым географическим причинам, уже не говоря о том, что был бы кто, чтоб стал «мостом» для Армении в этот «ЕАЭС», с которым у нас даже границы нет…

Шаги Армении изначально нуждаются в одном: в логике и стратегии, которой они должны подчиниться. Остальное обсуждаемо.

Рубен МЕГРАБЯН

Газета «Аравот»
08.08.2017г

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Комментарии (0)

Комментировать

 
Чтобы быть в курсе всех новостей «Аравот» online нажмите сюда