Государство… Быть или не быть?

Государство… Быть или не быть?

Еще с 80-х, когда только начиналось Карабахское движение, возникали вопросы о том, сможем ли мы в случае вероятной войны противостоять Азербайджану, учитывая возможную поддержку со стороны Турции этой стране. В первое время подобные вопросы оставались без ответа, поскольку целью движения было убедить Москву, чтобы она взяла Нагорный Карабах у Азербайджана и отдала его Армении. Если бы тогда руководители движения и испытывавшее воодушевление представители наше общественности знали, что Карабахское движение превратиться в бессрочную, серьезную войны, были бы они готовы на это?

И вообще, были ли мы психологически готовы к тому, что у нас будет независимая Армения, которую необходимо будет защищать самостоятельно – не надеясь на западных или северных спасителей?  Эти вопросы стали актуальными, особенно после того, как в 2014 году на границах Армении и Азербайджана противник стал больше стрелять, а в 2016 году внезапно случилась четырехдневная апрельская война. Каждый день мы с тревогой ждем информации о ситуации на передовой, и общественность испытывает потрясение, услышав об очередной жертве. За последние несколько дней четверо погибших и двое раненых…

И начинаются обсуждения в кругу семьи и друзей, в социальных сетях и в средствах массовой информации. Предложения и требования разные, их можно условно разделить на три группы: 1. Необходимо дать несоразмерный ответ, захватить новые территории, 2. обратиться к международному сообществу, о чем думает Минская Группа, вся ответственность падает на Азербайджан, необходимо обратиться к ОДКБ, возможно Москва все спровоцировала и так далее, 3. хватит, сколько еще молодых ребят должны погибнуть, зачем мой ребенок должен воевать ради Сержа, пусть их сыновья воюют, надо уезжать отсюда, надо добиться мира.

Последние две точки зрения на самом деле не очень отличаются друг от друга, оба являются отражением традиционных национальных комплексов — не верят и стали заложниками успехов 90-х. Однако попытаемся разобраться в этих «миролюбивых» позициях, которые не являются новостью. Уже в 1992 году часть АОД, пришедшей к власти на базе комитета «Карабах», уже выпрашивала мир. Вспомним интервью президента РА Левона Тер-Петросяна «Комсомольской правде»: «Хотелось бы думать, что статус автономной республики в составе Азербайджана полностью удовлетворил бы все стороны, ведь при этом Карабах остается в составе Азербайджана, территориальная целостность республики сохраняется, а карабахцы, в свою очередь, имеют гарантированную жизнедеятельность. Вот наша позиция, мы готовы все обсуждать на любом уровне».

Тот же Ашот Блеян в 1992 году был командирован в Баку – просить о мире, после чего появился уже Георгий Ванян, потом ваанмартиросяны.

В 1997 году Левон Тер-Петросян написал свою программную статью «Война или мир». На парламентских выборах 2007 года та же статья «Война или мир» стала программной основой для альянса «Альтернатива». На мой взгляд, кульминацией движения «мира» стал 2008 год, когда десятки тысяч готовы были стать «кирвой» Азербайджана (полагаю, понятно, какой ценой) и иметь армию всего в десять тысяч.

И наконец, платформа мира, представленная АНК в 2017 году. Оппоненты возразят: проценты, полученные АНК являются ответом общественности на предложенный ими мир. Не знаю, поскольку неизвестно, какими были бы результаты, если бы прошли свободные выборы.  Второе, представьте, что административные и финансовые ресурсы были в руках у АНК, как в 1995-96 гг., а не в руках РПА. И, наконец, лидер АНК Левон Тер-Петросян в интервью Общественному телевидению Армении заявил, что их подходы по арцахскому вопросу совпадают с мнением РПА и призвал отдать свой голос или им, или республиканцам…

Основные доводы для разного рода платформ следующие: в случае закрытых границ – невозможность экономического роста, эмиграция, и, наконец, самый внушительный – жертвы в армии.

Я не экономист, но уверен, что в существующей политико-экономической ситуации, то есть в условиях коррупции открытие границ приведет к еще большему обогащению богатых, а уровень бедности останется почти таким же.  Посмотрите на постсоветские страны, находящиеся к востоку от Армении: у них нет конфликтов с соседями, закрытых границ, однако там тоже есть миллиардеры и бедное, эмигрирующее население.

Намного серьезнее вопрос с жертвами в вооруженный силах. К теме жертв в результате армяно-азербайджанского конфликта время от времени возвращается центр Ани, кстати, не отмечая, какая часть погибли в результате военных действий, а какая из-за неуставных отношений в армии. Так, после перемирия 1994 года и до 2004 года не было жертв в результате выпущенных с вражеской стороны пуль. А в 95-98 гг. в период, когда министром обороны был национальный герой, спарапет  Вазген Саргсян, с армянской стороны было беспрецедентное количество жертв: в 1995 году – 324, в 1996 – 260, в 1997 году 217, в 1998 году – 196. Ни один из солдат не погиб от вражеской пули… И, как правило, совершившие преступления и подтолкнувшие к самоубийству лица так и не понесли наказание. Подобная ситуация, конечно, с меньшими жертвами, продолжалась и в последующие годы. Даше тогда, когда стали интенсивнее диверсионные действия со стороны противника, число жертв в результате выстрелов снайперов и применения артиллерии (не считая 2016 год) не превышает число жертв в результате аварий, несчастных случаев, неуставных отношений.

До сих пор матери в черном ищут справедливости, хотят, чтобы хотя бы наказали виновных в смерти их сыновей. А сколько сотен таких матерей, потеряв надежду на справедливость, смирились со своим горем.

Давайте на миг представим, что каким-то образом урегулировался Арцахский конфликт, и подписано мирное соглашение. Должна ли будет Армения тогда распустить армию или держать всего 10-тысячную армию добровольцев (как говорил «классик»), поскольку мы не в состоянии навести порядок в армии, и чтобы больше не было жертв. Не знаю, по крайней мере, мы не живем в относительно безопасной Европе. Наш регион кипит, возможны изменения границ, будущее слабых государств под вопросом. Или вы думаете, что Россия или НАТО не допустят? Вместо того, чтобы думать об усовершенствовании армии и о том, чтобы в ближайшем будущем все границы Армении контролировали армянские пограничники, о том, что если у нас будет сильная армия, необходимость в иностранных военных базах отпадет, мы, с психологией паразита, думаем о международных миротворческих силах. Как может государство обойтись без армии? Такое государство просто прекратит существование в нашем регионе. Полагаю, еще долгое время мы будем обречены на то, чтобы иметь сильную, реально сильную армию.

И, наконец, разве не велись такие же разговоры за несколько лет до Геноцида в 1915 году? Создать самозащиту или полагаться на помощь России, на благосклонность Турции и на Бога? Уверен, что были, однако победила тогдашняя «платформа для мира». На миг представим, что до событий 1915 года жители Западной Армении готовились бы к самозащите. Разве были бы у нас жертвы в этом случае? Несомненно, но десятки тысяч, возможно — сто тысяч, но не 1,5 миллиона. В конце концов, та же «платформа для мира», на этот раз в большевистской форме, в 1920 году ликвидировала армию, сдала Карс, и резня продолжилась. Несколько лет назад я прочитал записки памятниковеда Самвела Карапетяна, в котором рассказывалось о визите в Западную Армению. Там он встретил курдов, которые говорили об освобождении своей страны (имея в виду Западную Армению). На вопрос Карапетяна, ведь это же родина армян, они ответили примерно следующее: «вы не захотели, чтобы ваши сыновья сражались за вашу родину, вот и потеряли ее».

При защите родины, к сожалению, бывают и жертвы.

Кстати, разве большинство ребят погибших от пуль противника, в том числе и в ходе военных действий в апреле прошлого года, не стали жертвами небрежности? Разве 20 лет – от 1994 по 2014 год, не было достаточно для того, чтобы создать надежную систему защиты, чтобы противник и мысли не допустил о диверсии или нападении, а солдат, стоящий на передовой был бы надежно защищен от вражеских снайперов? Вместо этого – жестяные банки, оружие 80-х, ЕАЭС и другие подобные заявления, заместитель министра иностранных дел Кипра заявил – мирное решение Карабахского конфликта не имеет альтернативы. Война? Минская Группа, Россия международное сообщество не допустят войны. Кажется, апрельская война в какой-то степени отрезвила власть – была укреплена линия защиты. Однако количество жертв свидетельствует о том, что этого недостаточно. А сейчас власти ввели в обращение новую концепцию – Нация-Армия. Не вдаваясь в терминологию, полагаю, даже если она и приемлема для находящейся в состоянии войны страны, то не должна проходить путь становления, будучи навязанной и закрепленной законом. В первую очередь, становление должно происходить по примеру политических и военных верхушек. Часто, на мой взгляд, уместно сравнение Армении с Израилем. В конце 90-х по российскому телеканалу РТР показывали передачу об Израиле. Журналист беседовал с эмигрировавшей из Санкт-Петербурга женщиной – искусствоведом по профессии. Попытаюсь изложить их диалог:

– Что заставило Вас уехать из России и обосноваться в Израиле?

– Это решение далось мне довольно трудно. Будучи искусствоведом, я всю свою жизнь была связана с российской культурой, и я здесь себя чувствую оторванной от своей среды. Я приехала ради дочки, чтобы она жила на своей родине.

– А чем занимается здесь Ваша дочь?

– Служит в армии.

– Но ведь у нас – в России, она бы не служила, не говоря уже о том, что здесь постоянно военная ситуация.

– Она могла бы и здесь не служить, однако Вы должны знать психологию здешних людей: она бы не почувствовала себя полноценным человеком, гражданином в своем окружении.

Разве не это Нация-Армия?

А в Армении? До того, как принять закон Нация-Армия, опубликуйте данные о военной службе всех высокопоставленных должностных лиц, депутатов, крупных бизнесменов, их сыновей – начиная с 1990 года до 2017. Есть ли у нас чиновники, чьи сыновья окончили военное училище и как офицеры прослужили на передовой? Помню, на одном из митингов Карабахского движения в 1988 году член комитета Карабах Давид Шахназарян говорил о необходимости формирования военной интеллигенции. А какие они — известные общественности представители нашей военной верхушки? Это неотесанные депутаты-генералы, наводящие на окружающих страх и ужас, превратившие в собственное имение города и села, где они живут.

А может, на самом деле они намерены создать структуру Подданный-Армия, а отпрыски чиновников с офицерскими званиями и орденами будут проходить формальную службу?

Нация-Армия не означает с одной стороны кварталы миллионеров, а с другой — обязательный призыв бедных и неимущих из Гюмри. На мой взгляд, это означает равенство перед законом, доступное и качественное образование для всех слоев общества, справедливые выборы, искоренение коррупции, исключение наличия политзаключенных. Только в этом случае возможен экономический рост, иммиграция, население в четыре миллиона. Все это автоматически приведет к становлению концепции Нация-Армия и, наконец, к принуждению противника к миру.

Полагаю, Арцахский конфликт для Армении, как для государства, это вопрос уровня – быть или не быть. Язык не поворачивается…  в случае неудачи в Арцахском вопросе мы потерям все и по примеру Врацяна, Хатисяна будем писать мемуары в дальний уголках мира и начнем по-новому реализовывать «патриотизм» и роль «предъявителя требований».

Аветик ИШХАНЯН

Газета «Аравот»
21.06.2017г

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Комментарии (0)

Комментировать

 
Чтобы быть в курсе всех новостей «Аравот» online нажмите сюда