«Создалось впечатление, будто Алиева привели на эшафот»

«Создалось впечатление, будто Алиева привели на эшафот»

Эксперт Центра региональных исследований, посол по особым поручениям президента РА в 1992-95гг. экс-глава СНБ Армении Давид Шахназарян уверен: проблема подписания соглашения между ЕС и Арменией находится в ЕС, а не в Москве

Господин Шахназарян после долгой паузы в Женеве 16 октября состоялась встреча президентов Армении и Азербайджана. Какое у Вас сложилось впечатление о прошедших переговорах?

— Очевидно, что и повестка дня, и результат, и сам факт завершившейся в Женеве встречи, судя по совместному заявлению глав МИД и сопредседателей, в основном удовлетворяет армянскую сторону, в отличие от азербайджанской. Как было отмечено в заявлении, переговоры велись вокруг принятия мер по активизации переговорного процесса и дополнительных шагов по снижению напряженности на линии соприкосновения, чего избегал президент Азербайджана. Примечательно, что в промежутке времени между началом женевских переговоров и их завершением азербайджанская пресса сообщала о встрече в Женеве, публиковала фотографии со ссылкой на пресс-секретаря президента РА. Нужно констатировать, что Алиеву не только не удалось избежать женевской встречи, но и отметить, что переговоры прошли по повестке дня армянской стороны, и вообще, создалось впечатление, будто Алиева привели на эшафот. Женевская встреча проходила в довольно благоприятных для нас условиях при нынешнем развитии событий на международной арене.

За несколько дней до встречи в Женеве президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что переговорный процесс по мирному урегулированию карабахского конфликта «возобновляется без каких-либо предусловий»: «Выдвижением различных условий, Армения поставила себя в глупое положение и теперь вынуждена отказаться от такой политики». Сопредседатели Минской Группы ОБСЕ 24 сентября в Нью-Йорке после встречи с главами МИД Армении и Азербайджана выступили с совместным заявлением, в котором отметили, что их целью является организация встречи президентов двух стран, однако они не упомянули о требовании выполнить договоренности, достигнутые на встречах в Вене и Санкт-Петербурге. Господин Шахназарян, отступил ли официальный Ереван от своих требований? Армянская сторона больше не настаивает на их выполнении?

— Нет, конечно. На самом деле Алиев уступил, согласившись на женевскую встречу. Говоря о переговорах «без предусловий» Алиев пытается дать понять, что в повестке дня не должно быть выполнения договоренностей, достигнутых на встречах в Вене и Санкт-Петербурге и вообще какого-либо вопроса о линии соприкосновения, однако я уверен, что в Женеве эти вопросы обсуждались и даже были достигнуты определенные договоренности (другой вопрос, насколько действенны они будут, на мой взгляд – не будут). Других вопросов для обсуждения не было. Я не исключаю, что сопредседатели своим заявлением, распространенным до встречи, сделали дипломатический шаг, дав возможность Алиеву спасти свое лицо, поскольку организация женевской встречи было очень важной для стран-сопредседателей и Армении, тогда как Алиев всячески пытался избежать возвращения к переговорам в формате Минской Группы ОБСЕ. Просто необходимо учесть, что заявление Алиева было адресовано внутренней аудитории, и на него особо внимания не нужно обращать. Вообще, для Алиева формат Минской Группы ОБСЕ неприемлем, сейчас все его усилия направлены на европейские структуры и страны ЕС.

— Какую цель преследуют шаги Азербайджана в европейском направлении?

— Международное сообщество – ЕС, другие европейские структуры, НАТО, четко дифференцируют нагорно-карабахский конфликт от других конфликтов на постсоветском пространстве. Во всех заявлениях европейских структур, касающихся конфликтов на постсоветском пространстве подчеркивается принцип территориальной целостности, тогда как касательно карабахского конфликта подчеркивается, что та или иная структура поддерживает усилия Минской Группы ОБСЕ, которые неприемлемы для Алиева, поскольку Минская Группа руководствуется тремя принципами международного права – территориальная целостность государств, право народов на самоопределение и принцип неприменения силы и угрозы силой.

В последние недели Алиев, по сути, ставит ультиматум европейским структурам и странам-членам ЕС, он даже угрожал, что его страна выйдет из Совета Европы. Какую цель преследует Алиев? Два года назад в принятой на саммите Восточного партнерства всеобщей декларации было закреплено, что участники саммита поддерживают усилия посредников Минской Группы ОБСЕ по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта, в том числе и заявления сопредседателей и президентов за 2009 год. Два года назад – сразу после принятия этой декларации Алиев, а потом и Мамедъяров покинули рижский саммит. Сейчас Азербайджан хочет сделать так, чтобы в Брюсселе – на предстоящем саммите Восточного партнерства было принято заявление в поддержку территориальной целостности, то есть пытаются в корне изменить формулировки декларации рижского саммита.

Не думаю, что Азербайджан добьется успеха, однако у меня есть четкая информация о том, что две страны-члена ЕС, позвольте пока не говорить, какие именно, прилагают усилия для того, чтобы добиться этой цели.

Очевидно, что если формулировка, ожидаемая Азербайджаном, будет принята в декларации (что, на мой взгляд, почти невозможно), станет абсолютно бессмысленно подписывать Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между ЕС и Арменией. Армянская дипломатия, и не только она, но и все политическое поле, общественные организации, экспертное сообщество должны проделать колоссальную работу до ноябрьского саммита в Брюсселе, чтобы сохранить формулировки декларации рижского саммита, и чтобы некоторые страны на ноябрьском саммите не смогли даже начать обсуждения по поводу неблагоприятных формулировок для Армении и Арцаха. Подписание соглашения с ЕС сегодня является задачей номер один в нашей внешней политике. Подписание этого документа является одним из основных пунктов в повестке дня саммита Восточного партнерства. Второе – это программа «Восточное партнерство плюс», в которую входят страны, подписавшие с ЕС Соглашение об ассоциации – Грузия, Молдова и Украина.

— То есть между странами ЕС есть проблемы по вопросу парафированного с Арменией оглашения?

— Да, проблема внутри ЕС, а не в Москве. О первом препятствии я уже сказал. Есть еще и второе препятствие, являющееся техническим. Три страны-члена ЕС (опять же, позвольте не называть), по моей информации, еще не перевели текст соглашения на свои национальные языки. Необходимо работать с теми странами, которые до сих пор откладывают перевод текста.

— Но на прошлой неделе ЕС и МИД Армении опубликовали текст парафированного соглашения ЕС-Армения, подписание которого планируется на ноябрьском саммите в Брюсселе. Не означает ли это, что технических вопросов больше нет, и в ЕС уверены, что соглашение будет подписано?

— Парафированное соглашение было опубликовано по обоюдному согласию Еврокомиссии и Армении. Это тот документ, который Европейская комиссия согласовала и направила в Европейский Совет для одобрения государств-членов. Это правовая сторона вопроса, но намного важнее политическая. Я не исключаю, что опубликовав соглашение, ЕС послал месседж странам, которые еще не перевели текст соглашения, а также тем двум государствам, которые пытаются внести проазербайджанские формулировки в декларацию брюссельского саммита. Случайностью это было или совпадением, тем не менее, текст соглашения был опубликован перед встречей Саргсян-Алиев. При этом, в документе формулировка, касающаяся нагорно-карабахского конфликта в целом приемлема для армянской стороны и неприемлема для Азербайджана. В случае подписания соглашения ЕС-РА, хочу отметить, что оно бессрочное, страны-члены ЕС в вопросе карабахского конфликта должны руководствоваться формулировками, закрепленными в соглашении. Это, кстати, также противоречит политике, которую сегодня ведет Алиев.

Помимо этого, стоит отметить, что если соглашение ЕС-Армения будет утверждено Европейским Советом, то невозможно, чтобы в брюссельской декларации нашли место новые формулировки, противоречащие этим формулировкам по карабахскому вопросу.

Женевская встреча существенно снизила возможности Азербайджана и тех стран ЕС, которые пытаются изменить формулировки по карабахскому конфликту, закрепленные в декларации рижского саммита. Помимо этого, я уверен, что сам факт женевской встречи и ее повестка будут способствовать подписанию нового соглашения между ЕС и Арменией.

Эмма ГАБРИЕЛЯН

П.С. Интервью состоялось по завершению женевских переговоров и сразу же после распространения совместного заявления сопредседателей Минской Группы ОБСЕ и глав МИД Армении и Азербайджана.

Газета «Аравот»
17.10.2017г

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Комментарии (0)

Комментировать

 
Чтобы быть в курсе всех новостей «Аравот» online нажмите сюда