«Захват полка ППС был терроризмом – во всех отношениях»     

«Захват полка ППС был терроризмом – во всех отношениях»     

«В один прекрасный день мы можем опубликовать все эти аудиозаписи, и им в этой стране больше не будет места»,-   говорит герой Арцаха, Секретарь Совета безопасности НКР Виталий Баласанян, оценивая действия членов группы «Сасна црер».

Обсуждений на тему «сдадим район – взамен на статус» не было

18 апреля 2016 года президент РА Серж Саргсян совершил рабочий визит в Нагорный Карабах, где вместе с президентом НКР провел совещание с высшим офицерским составом Армии обороны, а также с представителями законодательного органа Арцаха. На этом этапе начались активные разговоры о территориальных уступках.

Спустя год после событий 17 июля 2016 года — захвата членам группы под названием «Сасна црер» полка ППС в Ереване, в беседе с героем Арцаха, Секретарем Совета безопасности НКР Виталием Баласаняном «Аравот» попросил его вспомнить подробности событий того дня. Как известно, за день до захвата полка ППС – 16 июля Серж Саргсян опять был в Нагорном Карабахе с рабочим визитом, где провел ряд встреч.

«Вечером 16 июля президент РА был в Арцахе, мы встретились, обсудили разные вопросы, президент РА поднял важный вопрос: каким вы видите разрешение Карабахского конфликта? В тот день он встретился с четырьмя группами, последней группой были мы – люди, стоящие у истоков Движения, я был приглашен в качестве депутата и бывшего командира. В этой встрече с Сержем Саргсяном принимали участие Бако Саакян, Аркадий Гукасян, глава Арцахской Епархии Архиепископ Паргев, Олег Есаян, Армо Цатрян, Эдвард Ишханян, Жанна Галстян, Аркадий Карапетян, Гамлет Григорян, Размик Петросян. На этой встрече вообще никаких разговоров не было о сдаче районов, или же обсуждений на тему «территории взамен на статус» и так далее… Мы говорили на разные темы, это был чистый, простой, неформальный разговор. Президент Армении всем задавал этот вопрос – каким вы видите решение Карабахского вопроса, люди выступали с различными предложениями, представляли свою точку зрения. Однако обсуждений на тему «сдадим район – взамен на статус» не было. Заключение было следующим: мы должны быть готовыми к войне».

Вы, в частности, какую позицию выразили в этот день, спросили мы господина Баласаняна. «Я сказал, что в мире все очень быстро меняется. Никто, даже сверхдержавы сегодня не могут сказать, какие у них планы. Других разговоров на это встрече не было. Потом мы поужинали до трех часов, поскольку мы были последней группой, я доехал домой в пять утра. Утром, когда я проснулся, то увидел, что получил около десяти звонков, я перезвонил, и мне рассказали о том, что случилось в Ереване. Я позвонил нашему президенту, он сказал, что, действительно, в Ереване произошел такой случай, на вопрос, а что говорит президент Армении, мне ответили – хочет вернуться. Я сказал, что хочу поехать с ним. Через несколько минут мне позвонили и сказали, что если будет такая необходимость, мне дадут знать»,- прошлогодние события вспомнил господин Баласанян.

Не было какого-либо предложения, которое власти приняли бы, а потом отказались

После захвата полка ППС взявший на себя роль посредника между властями и вооруженными членами группы герой Арцаха Виталий Баласанян сегодня уверяет, что когда он впервые приехал в Армению, то первую встречу провел с президентом республики, он не приезжал по приглашению кого-либо, говорит, «это был мой долг, как гражданина».

Виталий Баласанян рассказывает, что в первую очередь, он вышел на связь с членами группы: «Я сказал, что они глупо поступили, что посягательств быть не должно и все должно быть мирно, пока власти не примут решения». Уже вечером 19 июля господин Баласанян позвонил президенту РА: «Я сказал, что через несколько часов буду в Ереване, спросил, когда будет удобно встретиться, мне сказали, доедешь – позвони. Рано утром я позвонил, и мы встретились. Я сказал, господин президент, я готов как гражданин, как командир, как генерал — вы обозначьте рамки моих полномочий. Я поддерживал связь с членами группы, захватившей полк ППС, и сейчас поддерживаю, я могу сейчас позвонить, чтобы вы тоже убедились в том, что я говорю с этими людьми»,- отметил господин Баласанян.
Далее господин Баласанян рассказал о встрече с Жирайром Сефиляном. «Мы встретились с Жирайром, он начал говорить на разные темы. Говорили, что Жирайр не требовал отставки Сержа Саргсяна… Действительно, так и было, есть запись, если возникнет необходимость, то можно будет опубликовать, однако, полагаю, в этом необходимости нет. У нас есть также много других записей. Сейчас я могу честно сказать, чтобы все слышали – я все свои передвижения записывал. Я бы всем посоветовал воздержаться от подобных заявлений. Мы можем в один прекрасный день опубликовать эти аудиозаписи, и у них в этой стране вообще не будет места, чтобы жить. Я призываю этих людей проявить сдержанность, не нужно говорить, Баласанян солгал, президент солгал и так далее. Это не так. Все, что было я представил общественности через СМИ. Потом мы встретились с Жирайром, позже – с парнями в полку ППС. Здесь, по правде говоря, вначале они вели себя очень плохо. Время придет, если будет необходимо, и это представим народу, что там происходило. Их требование было следующим: «Жирайр говорит, отпустите меня, я пойду к парням, потом мы решим, чего мы хотим». Все, что сказал Жирайр, я представил президенту республики. Президент республики сказал – если он сейчас попросит, призовет сложить оружие, то я готов принять Жирайра, послушать, чего так и не произошло. Я снова встретился с Жирайром, это была вторая встреча, со мной был Алек Енигомшян. Жирайр отказался, сказал, «нет, меня должны отпустить, я пойду к парням, оттуда и решим, что делать». То есть не было никакого предложения, которое бы власти приняли, а потом отказались о него. Такого не было»,- подчеркнул господин Баласанян.

 Члены группы «Сасна црер» не сложили оружие добровольно

Мы заметили, что звучат обвинения в том, что члены группы «Сасна црер» добровольно сложили оружие, следовательно, возникает вопрос, тогда зачем их арестовали?». Виталий Баласанян отметил: «Они не сложили оружие добровольно. Ничего подобного. Они были вынуждены сложить оружие. Когда они начали оказывать давление, применять оружие, мы предприняли соответствующие меры, и они были вынуждены сложить оружие. Сказки все эти разговоры. Вы знаете, мы договорились, выбрали ту часть для СМИ, ту линию, которую не должны были переходить представители прессы, и члены вооруженной группы должны были дать интервью без оружия. Они сказали, пусть придут «ГАЛА», 1in.am и «Азатутюн». Я в их присутствии позвонил в эти СМИ, они отказались, никто не пришел. Я предложил, и власти пригласили всех, могу сказать, что в каком-то смысле они вынужденно пришли. А члены группы пришли вооруженные, нарушив договоренность, они начали дергать представителей СМИ, они хотели взять их в заложники… Смотрите, были заложники-полицейские, потом и их отпустили, знаем, почему отпустили. Все равно, мы бы освободили полицейских».

Что касается врачей, то господин Баласанян отметил: «Это подлый поступок, когда их зовут, просят… Я всем врачам дал указание, чтобы без моего ведома ни один из них не приближался. Я утром вышел всего на час, когда вернулся, сказали, врачи находятся в заложниках, кричали, что «у них раненые…». Я сказал, они врут, мы знаем, кто ранен, всех видели, все слышали, мы видели, что происходит в полку ППС — на каждом метре. Мы же не будем на весь мир рассказывать это? Мы слышали все разговоры, пусть все знают, те, кто сегодня героизирует «Сасна црер». Мы все видели и слышали. Они даже не знают, как мы вошли и освободили врачей. Когда читали список, спрашивали – а где те трое? Они и не знали, что эти трое уже у нас».

Наш собеседник вспомнил еще один эпизод: «Я сказал, ладно, сколько вас? Сказали – «60 человек». Я сказал – покажите, что вас 60 человек, сейчас вы хотите еды на 60 человек, покажите их, я обеспечу еду на 70 человек. Почему они говорили, что их 60 человек? Думали, наверное, что, возможно еды больше не будет, хотели запастись. Я знал, что их там 32 человека, один ранен, мы слышали всех, называли их по именам. Я сказал, вас 31 человек, не обманывайте меня».

«Действия членов группы «Сасна црер» были очень опасным поступком»

Виталий Баласанян считает, что захват полка ППС был опасным поступком. «В первый день я сказал им – что вы сделали… Они сказали – мы должны сформировать правительство доверия, переходное, временное правительство и так далее… Я сказал, ладно, допустим, завтра 60 человек в Гюмри возьмут оружие и выразят вам недоверие, начнут военный мятеж, вы подадите в отставку? Потом придут 124, 248 вооруженных людей… эти люди не понимали, куда идут и зачем.  Общественность должна это знать, чтобы бойкотировать подобные вещи. Нельзя героизировать их, стыдно. «Действия членов группы «Сасна црер» были очень опасным поступком»,- отметил господин Баласанян.

Если попытаться охарактеризовать поступок «Сасна црер», что это было – вооруженный мятеж, бунт, терроризм? На наш вопрос господин Баласанян ответил: «На мой взгляд – это терроризм. С точки зрения международного права можно дать разные оценки, в международной терминологии тоже есть люфты. Я уверен, что странам нужно, чтобы эти люфты были. Можно назвать бунт, вооруженный мятеж, терроризм… В нашем случае я могу сказать однозначно: это был терроризм. Почему? Жизни служащих, гражданских лиц угрожала опасность, имело место хищение и уничтожение государственного имущества, посягательство против государства, то есть терроризм во всех отношениях. Это мое личное мнение. Не знаю, возможно, правоохранительные органы дают другие оценки»,- сказал Виталий Баласанян.

Подробности беседы с Секретарем Совета национальной безопасности НР Виталием Баласаняном о ситуации вокруг Карабахского урегулирования – после апрельских событий в печатной версии «Аравот» — от 28 июля.

Эмма ГАБРИЕЛЯН

Газета «Аравот»,
27.07.2017г

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Комментарии (0)

Комментировать

 
Чтобы быть в курсе всех новостей «Аравот» online нажмите сюда