Путин может решиться на очередную авантюру

Путин может решиться на очередную авантюру

Обозреватель фонда «Джеймстаун», политолог Армен Григорян уверен, что США на Южном Кавказе не собираются активизировать действия, а это несет определенные риски

– В Армении есть определенная воодушевленность по поводу того, что, наконец, на должность генерального секретаря ОДКБ назначен представитель Армении – Юрий Хачатуров. Известно, что Тигран Саргсян, в свою очередь, занимает должность председателя коллегии Евразийской экономической комиссии. Являются ли эти должности положительными для Армении? В частности, какое влияние может оказать должность генсека ОДКБ в вопросах безопасности РА?

– Такое же влияние, какое оказало назначение Тиграна Саргсяна на должность председателя коллегии Евразийской экономической комиссии, то есть никакого. Тот факт, что назначили Хачатурова, свидетельствует о том, что Россия уладила спорные вопросы с «союзниками». Юрий Хачатуров будет выполнять капризы «союзников», в первую очередь, Москвы, и неважно, что он является гражданином Армении.

– Армения и ЕС до парламентских выборов парафировали новое соглашение о двусторонних отношениях. На Ваш взгляд, пойдет ли Армения до конца, подписав документ, не будет ли Москва выступать против подписания документа в этот раз? Министр иностранных дел РА Эдвард Налбандян заявлял, что после удачного подписания нового соглашения Армения начнет переговоры по упрощению визового режима с ЕС. Считаете ли возможной такую перспективу?

– Не считаю благоразумным выражать оптимизм до подписания документа и его ратификации: поживем, увидим. В конце концов, произошедшее 3 сентября 2013 года, по сути, никто не мог предвидеть. И сейчас тоже неизвестно, что взбредет в голову Владимиру Путину, пойдет ли он на новую конфронтацию с ЕС, вынудив своего вассала действовать соответственно.

Обозреватель фонда «Джеймстаун», политолог Армен Григорян

Результаты французских и немецких компаний, экономическая ситуация и возможные акции социального протеста из-за нее, разные другие факторы могут оказать влияние. Однако после подписания соглашения, если это произойдет, возможно, начнутся переговоры по либерализации визового режима.

 – Спустя всего несколько месяцев после президентских выборов в США выяснилось, что наивно было ожидать потепления в отношениях РФ-США. Каким может быть развитие американо-российских отношений? На Ваш взгляд, какой будет политика США в регионе, оставит ли администрация Трампа Южный Кавказ России?

– Полагаю, кризис еще больше углубится, поскольку надежды Владимира Путина не оправдались: разделение зон влияния, как в Украине, так и в других местах, не должно произойти. Однако, по всей вероятности, США на Южном Кавказе не проявят особую активность, а это представляет определенную опасность: Путин может решиться на очередную авантюру, как путем разжигания войны – с целью решения внутренних вопросов, так и с целью вынуждения Запада пойти на переговоры – так же, как это было в Сирии, вмешавшись.

– В Турции состоялся референдум по конституционным реформам, многие констатировали, что пришел конец светской Турции. В соседней стране происходит процесс политических изменений, Турция находится на этапе уточнения внешнеполитической ориентации. Какое влияние окажут эти процессы на региональную политику Турции, на отношения с соседями, в частности, с Россией?

– Турция, по всей вероятности, попытается усилить свое влияние в качестве региональной державы. В то же время, от Эрдогана потребуются с одной стороны достижения (например, путем укрепления собственных позиций в Сирии и предотвращения возможного продвижения курдов), чтобы укрепить собственную власть, мобилизовать сторонников, заставить замолчать оппонентов («внутреннего противника»), а с другой стороны — внешний противник, поскольку оставлять эту роль только за Фетхуллахом Гюленом уже будет недостаточно. Россия и Турция станут более похожими друг на друга, поскольку в условиях режимов «суверенной демократии» у них есть общий враг — те, кто критикует данную модель, в частности в лице ЕС. Для существования как российского, так и турецкого режимов, жизненно необходимо наличие внутренних врагов («пятой колонны», «предателей нации», «иностранных агентов». Турция и Россия могут пойти на дальнейшее сближение, будучи естественными союзниками против демократии и модернизации.

– Недавно в Иране состоялись переговоры глав оборонных ведомств Азербайджана и Ирана. В ходе официального визита Закира Гасанова в Тегеран министр обороны Ирана Хосейн Дехган сделал весьма интересное заявление, призвав Азербайджан и Армению решить карабахский конфликт мирным путем и без вмешательства третьих сторон». Чем Вы обуславливаете активность, которую Иран проявляет в последнее время?

– У Ирана есть определенные проекты, и транспортный коридор до Черного моря, о котором сейчас ведутся обсуждения, только один из них. Опасность возобновления военных действий, естественно, не способствует осуществлению этих проектов. Более того, военные действия, вероятность возобновления которых остается довольно высокой, с большой вероятностью могут стать основанием для «миротворческих» действий третьей силы – с целью полного установления контроля над регионом. С другой стороны, Азербайджан постоянно пытается повысить уровень вовлеченности другой третьей силы – Турции, вместе с этим использовав также исламский фактор. Подобные попытки представляют угрозу и для стратегических интересов Ирана, и поскольку окончательное разрешение конфликта сейчас не является реалистичным, официальный Тегеран дает знать, что надеется хотя бы на сохранение статуса-кво.

Эмма ГАБРИЕЛЯН

Газета «Аравот»,
10.05.2017г

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Комментарии (0)

Комментировать

 
Чтобы быть в курсе всех новостей «Аравот» online нажмите сюда