Тяжелая «полупобеда» Эрдогана

Тяжелая «полупобеда» Эрдогана

Конституционный референдум в Турции: разделились не только голоса, но и разделилась и поляризовалась страна

В воскресенье Турция проголосовала за предложенную президентом Эрдоганом конституцию, но с незначительным преимуществом в соотношении 51/49. Не только фактически разделились голоса, но и эти разделительные линии проходят по карте страны.

Эрдогана отвергли крупнейшие города страны – Стамбул, Анкара, Измир, Адана, Анталья, курдонаселенные провинции, за исключением двух, приморские провинции Эгейского и Средиземноморского побережья, приграничные с Арменией и Грузией провинции, за исключением Карса, где «да» набрало всего 50.99%.

Незначительное преимущество в пользу Эрдогана обеспечил его «ядерный» электорат в Анатолии. Примечательно также, что лишь в немногих провинциях и городах голоса разделились на местах, как в Стамбуле и Анкаре, больше четко сориентированных провинций, где «да» или «нет» получили примерно две трети голосов. Так, в курдонаселенных регионах 60-65% сказали «нет» (Диарбекир, Ван), 68% Измира сказало «нет». То же в случае с «да»: 73% в Конье, а это около миллиона человек, или же националистический Эрзерум – 74,5%.

Примечательна картина в Стамбуле, где голоса 9 млн избирателей, как и по всей стране, разделились: «нет» сказало 51.3%. Здесь также – районы и кварталы четко определились. В «старом городе» Эрдоган просто потерпел сокрушительное поражение. Так, в Шишли сказало «нет» 71,7%, а в Бешикташе – 82,8%, тогда как в кварталах Султангази или Султанбейли – картина противоположная, процент «да» почти такой же.

Следует отметить, что речь идет об официальных результатах, которые, как уже заявлено, намерены оспорить оппоненты Эрдогана. Кроме того, в стране продолжается введенный ранее режим чрезвычайного положения, и агитационной кампании в пользу «нет» власти изначально создали системные препятствия. Директор БДИПЧ ОБСЕ Михаэль Линк в интервью «Дойче Велле» заявил, что если в прошлом избирательные нарушения в основном были сосредоточены на курдских территориях на юго-востоке страны, то нынешний референдум проходит в условиях чрезвычайного положения, и нарушения на этот раз распространятся в связи с этим по всей Турции.

Очевидно одно: водораздел в стране не только и не столько политический, сколько цивилизационный. Это отношение к светским порядкам в стране, к утверждающемуся вождизму, представление отношений государство-личность. Очевидно также, что диаметрально противоположные мировоззрения предопределяют еще и внешнеполитические предпочтения и отношение к Западу.

Ход Турции Ататюрка завершился, и это факт, но нет ясности, что сделает получивший до 2029г почти неограниченную власть Эрдоган с этой властью. Отношения Турция-Запад имеют и будут иметь жизненно важное значение для Анкары, они охватывают как сферу безопасности, так и экономики. И пока экономический рост обеспечивается, Анкара будет стремиться извлечь максимум из своей «многовекторной» игры. Но власть Эрдогана не могут не беспокоить несколько тенденций.

Туризм в Турции переживает упадок: если в 2014г страну посетили 42 млн зарубежных туристов, то два года спустя их число сократилось до 25 млн. По причине разнообразных ограничений страну покидают ряд мировых брендов, растет безработица, под угрозой продолжение потока западных инвестиций, что приносил в страну не только деньги, но и технологии и модернизацию. В конце концов, трудно ожидать инвестиции от тех, кого ты обзываешь «нацистом», илиже напоминаешь, как «некоторых сбросил в море» в 1922-ом, «вместе с защищающими их».

Трудно ожидать инвестиции в страну, где годами, как и в путинской России, пропагандируется идея «осажденной крепости». И если согласно российскому «традиционному» мышлению, Москва имеет «только двух союзников» — это армия и флот, турецкое «традиционное» мышление подсказывает, что «турок имеет только одного друга – это сам турок». И турецкий парадокс в том, что, с одной стороны, одержанная победа снижает резон для популизма, того популизма, прекрасно владея которым, Эрдоган «оседлал» Турцию, что объективно повышает предсказуемость Анкары. Однако, поскольку неясно, что же будет делать с этой своей победой в расколовшейся стране Эрдоган, чтобы довольны были все, это увеличивает риски того, что некоторое время спустя эта победа может стать Пирровой – со всеми последствиями экзистенциального характера, когда сирийский и курдский вызовы не только не преодолены, но и проявляют отчетливую тенденцию к нарастанию.

Нет оснований ожидать, что драматические события в Турции что-то изменят в позиции Анкары по межгосударственным отношениям с Арменией. Однако, чрезвычайно динамичные развития однозначно требуют у государства и общества Армении, прежде всего, держать под постоянным вниманием все то, что происходит в соседней стране. В том сегменте нашего общества, который имеет государственное мышление и понимает политику, события в Турции, их возможные развития – были и остаются в центре внимания. И здесь важно одно: восприятие и формулирование интереса Армении на плоскости межгосударственных отношений Армения-Турция требует взгляда из Еревана и только из Еревана. Остается открытым вопрос: имеет ли официальный Ереван в своем «арсенале» национальной безопасности инструменты, которые он готов задействовать по собственному решению, если это будет продиктовано какими-то изменениями ситуации, и извлечены ли все уроки от провалившегося процесса протоколов, когда идея была правильной, а ее реализация –неправильной изначально. Тут известно только одно: легко не будет.

Рубен МЕГРАБЯН

Газета «Аравот»
19.04.2017г

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Комментарии (0)

Комментировать

 
Чтобы быть в курсе всех новостей «Аравот» online нажмите сюда