Последствия преподнесенного Осканяном родине «комплементаризма»

Последствия преподнесенного Осканяном родине «комплементаризма»

В результате «комплементарной» политики стратегические отрасли экономики Армении были переданы России

Начало – ЗДЕСЬ.

Поскольку 25 февраля на первом съезде альянса «Оганян-Раффи-Осканян» (ОРО) архитектор «комплементарной» политики, экс-министр иностранных дел Вардан Осканян в своем выступлении говорил на внешнеполитические темы, мы проанализируем эту часть его речи.

«Я был автором комплементарной внешней политики, которая на протяжении десяти лет с успехом служила интересам Республики Армения. В годы моего пребывания у власти расширялись и углублялись двусторонние отношения, сохранялся баланс между тремя геополитическими полюсами, имела место вовлеченность в области многосторонней дипломатии, было закреплено право народа Нагорного Карабаха на самоопределение, набирало темпы международное признание Геноцида армян, одновременно поддерживались необходимые минимальные отношения с Турцией. С Ираном, несмотря на серьезные санкции США по отношению к этой стране, был построен трубопровод»,- заявил Осканян.

Отметим, что «комплементарной политикой» гордится и другой бывший чиновник, в годы пребывания у власти которого почти вся энергетическая система Армении была подарена России. Кочарян и Осканян настолько «комплементарны», что даже трубопровод Иран-Армения с маленьким диаметром был передан России, в результате Армения лишилась какой-либо возможности ослабления российских монопольных позиций в Армении. Следовательно, стоит напомнить архитектору «комплементарной» внешней политики Осканяну, что прочные основы российской монопольной политики были заложены именно при Кочаряне, в результате «комплементарной» внешней политики Роберта Кочаряна стратегические объекты Армении были переданы России в рамках сделки «имущество взамен долга» – за долг в размере 113 миллионов долларов. Напомним, что России было передано несколько предприятий – институт им. Мергеляна, Разданская ГРЭС – без пятого энергоблока, затем России был продан и он, завод «Марс» и всего лишь за долг в 113 миллионов долларов.

Что касается «минимальных отношений» с Турцией, то стоит отметить, что основой для упоминания создания комиссии историков, которая так критиковалась в контексте футбольной дипломатии Армения – Турция, а также в протоколах по развитию двусторонних отношений стало отправленное ранее Кочаряном Эрдогану ответное письмо.

Вспомним данный исторический эпизод: 10 апреля 2005 года в письме Кочаряну тогдашний премьер-министр Турции Эрдоган предлагал «создать комиссию из историков и экспертов, которые изучат не только архивы Армении и Турции, но и третьих стран и о результатах проинформируют международную общественность». 25 апреля 2005 года Кочарян ответил Эрдогану. В письме, в частности, говорилось: «В мире, особенно на Европейском континенте, есть страны-соседи с тяжелым прошлым, о котором у них расхождения во мнениях. Все же это не помешало им иметь открытые границы, установить нормальные отношения, дипломатические связи, даже если они продолжали обсуждать разделяющие их проблемы». Далее Кочарян пишет: «Ваше предложение вернуться к прошлому не может быть продуктивным, если оно не касается настоящего и будущего. Для того, чтобы начать полезный диалог, необходимо создать надлежащую и благоприятную политическую среду. Ответственность за развитие двусторонних отношений несут правительства, и мы не уполномочены предоставлять эту ответственность историкам. Вот почему мы предложили и вновь предлагаем без предусловий установить нормальные отношения между двумя странами, в этом контексте межправительственная комиссия может обсудить все желаемые и нерешенные вопросы между нашими двумя странами». В завершающей части письма Кочарян отметил, что в данном контексте может быть сформировано межправительственное заседание для обсуждения всех важных проблем между двумя странами, «имея целью решить все важные проблемы и прийти к взаимопониманию».

И наконец, о Карабахской теме. Осканян говорит, что в годы его пребывания у власти было закреплено право народа НК на самоопределение.

Для начала стоит отметить: Кочарян и Осканян хотя и не принимают этого, но именно они сделали так, что Нагорный Карабах вышел из переговорного процесса. Кстати, Кочарян, недовольный «пораженческой» позицией Тер-Петросяна в Карабахском вопросе пообещал урегулировать конфликт пакетным «победным» путем – создать независимый Карабах площадью 8 тысяч километров, а Осканян тогда был в команде Кочаряна, и, казалось бы, должен был воплотить в жизнь эту мечту Кочаряна. Но…

Напомним также, что Мадридские принципы Карабахского урегулирования были положены на стол переговоров в ноябре 2007 года – в Мадриде, когда у власти были Кочарян и Осканян. А до этого – о приемлемых для Кочаряна и Осканяна вариантах урегулирования истории известно больше, и если сравнить пакетный вариант, представленный сторонам конфликта в 1997 году при Тер-Петросяне и поэтапный 1997 года при Кочаряне и Осканяне, а в 1998 году представленное сторонам, опять же при Кочаряне и Осканяне, предложение об «общем государстве», то создавшаяся картина вряд ли будет говорить в пользу Кочаряна и Осканяна.

Более того, говорить о том, что при Кочаряне и Осканяне «было закреплено право народа НК на самоопределение», мягко говоря, неправильно, поскольку Кочарян и Осканян с Азербайджаном  вели переговоры касательно варианта под названием «Общее государство», который закреплял территориальную целостность Азербайджана, в отличие от предложенного в 1997 году варианта, где этого не делалось, а в вопросе закрепления статуса НК, по сравнению с пакетным вариантом 1997 года ослабляла позиции, касающиеся де-факто независимости НК.

Концепция «Общего государства» закрепляла территориальную целостность Азербайджана, в отличие от поэтапного варианта 1997 года, в котором этого не делалось, а в вопросе определения статуса Нагорного Карабаха по сравнению с пакетным вариантом 1997-го года ослабляла положения, касающиеся фактической независимости Нагорного Карабаха.

Так, пакетный вариант 1997-го года предполагал согласие сторон по поводу статуса Нагорного Карабаха и Лачина. С одной стороны, обеспечивалась приобретенная фактическая независимость Нагорного Карабаха, с другой стороны, Азербайджану разрешалось для проформы восстановить юрисдикцию Азербайджана в отношении Нагорного Карабаха. Этот подход стал известен в дипломатических кругах в качестве формулы «де-юре – в составе Азербайджана, де-факто – независимое государство», то есть, с одной стороны сохранялся навязываемый международным сообществом принцип территориальной целостности, с другой стороны закреплялось фактическое самоопределение Нагорного Карабаха. Согласно пакетному варианту 1997-го года, все стороны конфликта признавали территориальную целостность и неприкосновенность границ Азербайджана и Армении.

В пакетном варианте 1997 года отмечалось, что Нагорный Карабах является государственным и территориальным образованием в составе Азербайджана и его самоопределение будет включать нижеизложенные права и привилегии в таком виде, как это будет оформлено в соглашении между властями Азербайджана и Нагорного Карабаха, будут приняты со стороны Минской конференции и будут включены в конституции Азербайджана и Нагорного Карабаха. А положения о статусе Нагорного Карабаха, которые определяют его фактическую независимость, были следующими: «У НКР будет своя собственная конституция, которая будет принята на референдуме жителей Нагорного Карабаха, свой флаг, герб и законы, на территории Нагорного Карабаха будут действовать Конституция и законы Нагорного Карабаха, а законы и исполнительные решения Азербайджана будут действовать на территории Нагорного Карабаха, если не будут противоречить Конституции и законам Нагорного Карабаха, Нагорный Карабах будет самостоятельно формировать свои законодательные, исполнительные и судебные органы, будет иметь Национальную гвардию и полицейские силы, а армия, полиция и силы безопасности Азербайджана не будут иметь право вступать на территорию Нагорного Карабаха без разрешения властей Нагорного Карабаха».

Что касается поэтапного варианта 1997-го года, то согласно документу, откладывалось уточнение статусов Лачина и Нагорного Карабаха, однако три конфликтующие стороны заключали мир, основывающийся на вышеупомянутом соглашении о прекращении карабахского вооруженного конфликта. Смысл поэтапного варианта заключался в том, что, возвращая шесть азербайджанских районов, армянская сторона получала согласие Азербайджана и всего мирового сообщества на фактическое присоединение к Армении Нагорного Карабаха в границах НКАО и Лачина. То есть, карабахцы продолжали бы пользоваться всеми правами, которыми пользовались жители Армении, использовали бы армянские паспорта и армянский драм, служили бы и занимались делами во всех учреждениях Армении. В соглашении какой-либо срок для уточнения статусов указан не был, и это было сделано специально, с целью отложить их на неопределенное время, так как переговоры могли продолжаться 10, 20, 30, 40 лет.

Тогда как представленная во время правления Кочаряна в 1998-ом году концепция «Общего государства» однозначно являлась поэтапным вариантом, поскольку данным документом решался только вопрос статуса Нагорного Карабаха, а вопрос определения статуса Лачина оставлялся на будущее. То есть, вопрос определения статуса Лачина, являвшегося наисерьезнейшим гарантом безопасности Нагорного Карабаха, отодвигался на второй этап.

Если в поэтапном варианте 1997-го года удавалось избежать закрепления принципа территориальной целостности Азербайджана, то в концепции «Общего государства» Нагорный Карабах фиксировался как часть Азербайджана. Закрепляющий территориальную целостность Азербайджана пункт был оформлен так: «Нагорный Карабах является государственным и территориальным образованием в форме Республики и образует вместе с Азербайджаном общее государство – в его международно признанных границах». Различными положениями этой концепции устанавливалось вертикальное подчинение Нагорного Карабаха Азербайджану, то есть, значительно ослабевал принцип пакетного варианта 1997-го года – фактической независимости НКР, теснее связывая Карабах с Азербайджаном.

Так, согласно концепции «Общего государства», Нагорный Карабах должен был иметь Национальную гвардию (силы безопасности) и полицейские силы, которые формировались бы по принципу добровольности, тогда как по пакетному варианту 1997-го года Нагорный Карабах имел бы Национальную гвардию и полицейские силы, и за гражданами Карабаха закреплялось бы право проходить службу на территории Нагорного Карабаха.

Далее, в пакетном варианте 1997-го года Нагорный Карабах мог иметь свои независимые представительства в разных странах, а в концепции «Общего государства» он мог действовать только через представительства Азербайджана. То есть, этим положением право Карабаха на международные отношения приравнивалось к нулю. Следующее, по концепции «Общего государства» Нагорный Карабах становился зоной свободной торговли, который имел бы право печатать свои собственные деньги, которые имели бы обращение наравне с азербайджанской валютой, тогда как в пакетном варианте 1997-го года Нагорный Карабах был бы свободной экономической зоной со «свободным хождением валют».

Помимо этого, по концепции «Общего государства» Армения и Нагорный Карабах, по сути, признавали территориальную целостность Азербайджана, так как власти Армении в официальном ответе на эту тему не высказали каких-либо оговорок, ограничившись лишь формулировкой, что к этому они обратятся в «процессе переговоров». Тогда как в 1997-ом году в ответ на пакетный вариант официальный Ереван объявил, что он не принимает принцип территориальной целостности Азербайджана и не признает его в качестве предмета обсуждения, а в 1997-ом году поэтапный вариант вообще не содержал принципа территориальной целостности Азербайджана. Однако Азербайджан не стал довольствоваться этим. Оказалось, что в Баку ожидали большего от Кочаряна и Осканяна, и азербайджанская сторона отвергла концепцию «Общего государства». Азербайджана ожидал большего, и был выдвинут злополучный «Мегринский вариант», и предметом обсуждений стало создание коридора, связывающего Азербайджан с Нахичеваном через Мегри.

Опубликованный в армянской прессе вариант Карабахского урегулирования, вокруг которого вел переговоры Осканян, не свидетельствует о том, что он «с успехом служил интересам Республики Армения», более того, было бы неправильно утверждать, что в годы пребывания у власти Кочаряна и Осканяна было закреплено право народа НК на самоопределение.

Эмма ГАБРИЕЛЯН

П.С. Поскольку у лидеров альянса ОРО вошло в привычку оставлять благополучную жизнь в США и возвращаться, преподносить как большое самопожертвование «службу» Родине и отказ от высоких должностей, было бы уместно напомнить, что все три лидера ОРО – Сейран Оганян, Раффи Ованнисян и Вардан Осканян никогда сами не подавали в отставку, их отстраняли от занимаемых должностей.

Газета «Аравот»,
01.03.2017
г

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Комментарии (1)

Комментировать

  1. Арман:

    Жаль, что народ этого не помнит, или не в состоянии понять…

Комментировать

 
Чтобы быть в курсе всех новостей «Аравот» online нажмите сюда