«Посредственных, бездарных людей раздражает, если ты не из их стаи»

«Посредственных, бездарных людей раздражает, если ты не из их стаи»

Интервью с актером, режиссером и продюсером Артуром Элбакяном

— Вы впервые принимаете участие в американском фестивале UNITEDSOLO, какие у Вас впечатления?

— На этом фестивале, да, участвую впервые. И не сочтите за нескромность, насколько я осведомлен, до сих пор ни один актер — армянин в рамках какого-либо фестиваля не играл на нью-йоркской сцене для американского зрителя. Я имею в виду именно американского зрителя, а не армянскую диаспору. Это разные вещи. Что же касается UNITEDSOLO, то это мероприятие считается самым крупным фестивалем моно или соло спектаклей в мире. Было 130 участников из разных стран, в том числе — из США, Англии, Зеландии, Польши, Германии, Турции. Но подавляющее большинство участников являлись американцами. Особенно длинным был список участников из Нью-Йорка. Впечатления у меня очень теплые. Это — блестяще организованный фестиваль, актеры и режиссеры — постановщики современного театрального искусства, представляющие самые разнообразные ветви, 130 новых имен с театральными работами-пьесами. Почему, новых? Потому что одно из главных и важных предусловий фестиваля заключается в том, что до участия в самом фестивале необходимо было представить на суд организаторов нигде раннее не сыгранную и не показанную работу. И только получив одобрение организаторов, они проходят во второй тур… Между прочим, в здании театра THEATREROW, находящемся на театральной 42-ой улице Нью-Йорка, в разное время суток каждый день демонстрировалось 2-3 фестивальных спектакля. Каждый участник имел возможность играть несколько раз. Это зависело от того, продались ли билеты предыдущих спектаклей, или нет. Я свой спектакль сыграл дважды. Такого успеха удостоились еще несколько участников. За исключением тех десяти билетов, которые мы купили сами для приглашенных гостей, все остальные были раскуплены иностранными зрителями. Я был очень рад встретиться после спектакля с весьма мною почитаемой певицей Татевик Ованнисян, с актрисой Норой Армани, с моими однокурсниками Марине Тунян и Давидом Чахмахчяном. Я всем благодарен за теплый прием и за их оценки. Особенно большое внимание уделили моему спектаклю русскоязычная пресса и телевидение. Я дал объемное интервью телеканалу НТВ-АМЕРИКА и газете «Комсомольская правда». К моему спектаклю обратился сайт BroadwayWorld. И думаю, что после завершения фестиваля мы прочитаем и много аналитических статей в американской прессе. Я получил ряд приглашений и из других стран, чтобы сыграть там свой спектакль «Мой сумасшедший Шекспир»…

— Какой основной месседж у моноспектакля  «Мой сумасшедший Шекспир»?

— Эта пьеса – размышление, выбор… Герой пьесы, оказавшийся усилиями друзей в больнице для душевнобольных, проводя параллели между шекспировскими временами и сегодняшним днем, размышляет и понимает, что в жизни ничего не изменилось. Как в те времена, так и сегодня: любовь – это любовь, ненависть – это ненависть, а предательство – это предательство. И, к сожалению, посредственность всегда является преобладающим явлением. Посредственных, бездарных людей всегда злит тот факт, что ты не похож на них, не состоишь в их стае. Эта серая, бездарная посредственность собирается в стаю и долго тебя обсуждает, сплетничает о тебе. Цель посредственности заключается в том, чтобы высмеять каждый твой шаг и тем самым хоть как-то выделить, отметить себя. Назвать кого-то сумасшедшим легче, чем признаться самому себе в том, что ты ничего из себя не представляешь. Остаться ли в сумасшедшем доме, где заперты такие же как и ты нормальные люди, или вернуться в ту среду, где царствуют недоброжелательность, нетерпимость, предательство, подлость и духовный голод? Пожалуй, вот – главный вопрос пьесы. А выбор, по Шекспиру — «Быть, или не быть».

— Что сегодня не хватает театру – свежая идея, правильная аудитория, адекватный анализ пьесы, после показа, театральные критики?

— Театр ни в чем не нуждается, да и не нуждался никогда. Театр либо интересен, либо неинтересен. Все остальное — праздные слова и разговоры – для оправдания неинтересной программы. У каждого театра есть свои зрители, своя аудитория.

— Вы основали «Театр-13», на открытии которого присутствовал сам первый президент Армении Левон Тер-Петросян. Хотели бы Вы сегодня видеть его или другого президента нашей страны среди гостей в ходе открытия какого-нибудь нового своего проекта?

— Почему же и нет? Будь то президент, или министр – для меня они, в первую очередь, зрители. Это хороший повод сказать свое слово. Хороший повод для общения — пусть и со сцены. Это прекрасная возможность сказать и показать нечто такое, о чем, возможно, не знают, либо не осведомлены даже президенты. Думаю, посещение президентами любого театра можно только приветствовать. Это также рассматривается как важный месседж для представителей власти, дабы они уделяли внимание театрам.

— На какой эксперимент Вы бы никогда не согласились ни в жизни, ни в искусстве?

— И без того, наша жизнь – большой эксперимент, следовательно к чему его еще больше запутывать и усложнять? И потом, и до меня в искусстве, пожалуй, все эксперименты уже были сделаны. Поэтому я предпочитаюжить без потрясений и творить.

— Возможно, что Вы реализуете какой-нибудь проект в Армении?

— Конечно, это возможно, и я уверен, что однажды это произойдет. Сообщу, что я получил интересное предложение от моего хорошего друга Артура Саакяна, который уже давно уговаривает меня вернуться на сцену. Просто мы оба понимаем, что любой проект не должен являться самоцелью.

— Вы не скучаете по своей дипломной работе – по Зимзимову, ведь вновь вернулось их время?

— Руководитель нашего курса – Хорен Абраамян поставил тогда очень интересный выпускной спектакль. До спектакля я настраивал себя два месяца, что Зимзимова должен сыграть именно я. Мы долго беседовали. Я больше помню именно это — помню репетиции и беседы больше, чем сыгранного мною Зимзимова. Что же касается зимзимовых, то скажу, что их время никогда не заканчивалось. Как вчера, так сегодня и завтра. Они никуда не делись, дабы возвращаться – они есть всегда.

— Интересно, как Вы считаете, в искусстве, которое творит армянин, чувствуется армянский след? Например, иностранец почувствует, что Ваш спектакль – результат творчества армянина?..

— Послушайте  музыку Арама Хачатряна. Во всех его произведениях чувствуется армянин. А Уильям Сароян писал: «Я не пишу на армянском, но я смотрю на мир по-армянски.» Вот и я смотрю на мир по-армянски и глазами армянина. После спектакля «Мой сумасшедший Шекспир» ко мне подошел один известный американский театровед. Он поблагодарил за спектакль и сказал следующее: «Армянский – исключительно красивый и музыкальный язык»…

 

Гоар Акопян

Фото — www.broadwayworld.com 

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Комментарии (0)

Комментировать

 
Чтобы быть в курсе всех новостей «Аравот» online нажмите сюда